• Сб. Май 21st, 2022

России нужны бизнес-школы мирового уровня

Автор:admin

Янв 14, 2010

Смогут ли российские бизнес-школы выбиться в лидеры мирового бизнес-образования? Почему международное признание так важно для школ и университетов, в составе которых они работают? Об этом в интервью РИА Новости рассказал ректор Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского государственного университета (ВШМ СПбГУ) Валерий Катькало.

— Валерий Сергеевич, ВШМ была создана на базе факультета менеджмента Санкт-Петербургского государственного университета в рамках нацпроекта «Образование». Перед вами, как и перед Московской школой управления «Сколково», стоит амбициозная задача — стать бизнес-школой мирового уровня. Что это значит? Бренд школы мирового уровня — это, прежде всего, стабильно высокий уровень качества образовательных программ, соответствующий мировым стандартам. Косвенным отражением «силы бренда» являются международные аккредитации и прочные позиции в международных рейтингах. Нельзя получить аккредитацию или попасть в рейтинг, если школа не соответствует международным критериям по составу студентов и преподавателей, серьезным научным исследованиям, наличию программ «двойного диплома», студенческих обменов. Уже сегодня ВШМ является не только признанной российской бизнес-школой. По некоторым параметрам она встала в ряд с лучшими школами Европы.Мы получили две международные аккредитации — EPAS от Европейского фонда развития менеджмента и AMBA (Ассоциация MBA со штаб-квартирой в Великобритании, которая выдает диплом MBA европейского образца). После серьезного внешнего аудита мы были приняты в сообщество ведущих ассоциаций бизнес-образования — CEMS и PIM. ВШМ пока единственная в России школа, которая смогла этого добиться.

— У вас есть аккредитации EPAS и AMBA. Что дальше? — EPAS и AMBA важны для нас, но это аккредитации конкретных программ. Другое дело -институциональные аккредитации: EQUIS (European Quality Improvement System) и AACSB (The Association to Advance Collegiate Schools of Business). Они дают оценку качества бизнес-школы в целом. Мы намерены последовательно получить обе эти аккредитации. Конечно, это потребует напряженной работы, но мы к ней готовы и уже в 2010 году намерены подать заявку на EQUIS. 

— Если цель — мировое признание, значит не обойтись и без международных рейтингов…
— Да, сила бренда — это в том числе и позиция в рейтингах. Второй год подряд ВШМ СПбГУ занимает первую позицию среди российских бизнес-школ в международном рейтинге EDUNIVERSAL, а в этом году вошла еще и в тройку лучших бизнес-школ Восточной Европы. Но этот рейтинг строится по географическому признаку, то есть не сравниваются школы, например, Франции и России. Поэтому, конечно же, наша цель — рейтинги газеты «FinancialTimes». 

— Заявлено, что бренд ВШМ должен достичь сильных международных позиций к 2020 году. Как к тому времени будет выглядеть рынок российского бизнес-образования?
— Во-первых, на рынок России выйдет ряд крупных международных бизнес-школ: самостоятельно либо через альянсы с российскими лидерами рынка. Пример Стокгольмской школы экономики, которая открыла свое отделение в Санкт-Петербурге еще в 1997 году, в этом смысле показателен. Во-вторых, произойдет дальнейшая сильная дифференциация рынка. В такой большой стране, как наша, бизнес всегда будет предъявлять разнообразный спрос на программы бизнес-образования. И на этом рынке всегда найдется место квалифицированным игрокам, которые могут испытывать совершенно разные представления о стратегиях своего развития. И далеко не каждая школа должна ставить себе задачу стать участником международной конкуренции. Но логика рынка бизнес-образования неизбежно будет подталкивать ведущие университеты к созданию, будем надеяться, хотя бы пяти-шести сильных бизнес-школ мирового уровня.

— Это, на ваш взгляд, реально? — Да. Сегодня мы говорим лишь о двух подобных проектах. Должна же возникнуть цивилизованная конкурентная среда… В Китае, к примеру, уже четыре таких школы, и они в числе лидеров мирового бизнес-образования. Три китайские бизнес-школы в составе университетов — Пекинского, Чинхуа, Фудан. Еще одна школа — CEIBS, китайско-европейский проект. Когда Чинхуа конкурирует с Фуданом и Пекинским университетом, да и CEIBS не дает им покоя — это здоровая атмосфера внутри национального рынка бизнес-образования. Значительная часть наших бизнес-школ — это в определенном смысле малые предприятия коммерческого толка, по сути «ремесленные училища», которые отторгают саму идею научных исследований и не развивают собственных штатных преподавателей. Хотя это не бедные организации, и это всего лишь вопрос инвестиционных приоритетов.  Практически у каждого ведущего российского университета сегодня есть серьезный потенциал по созданию бизнес-школ мирового уровня. Это важно еще и потому, что бизнес-школы зачастую являются локомотивами институциональных преобразований внутри университетов вообще — площадками для апробирования новых типов управления образовательными программами, в том числе международными, по модели «двух дипломов», связей с бизнесом, построения попечительских советов, создания фондов целевых капиталов. 

Материал подготовила
Елена Кузнецова (ГУ-ВШЭ), специально для РИА Новости

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.